16.02.14. «Я умирать не собираюсь»

«Я умирать не собираюсь». Источник - Наука и Технологии РФ

Старение и рак, что в них общего? Решение обеих проблем можно найти, проанализировав модификации генома человека, считают сотрудники лаборатории биоинформатики детского онкологического центра имени Дмитрия Рогачёва (ФНКЦ ДГОИ).

Александр_Жаворонков
Александр Жаворонков. Источник фото: Фонд поддержки молодых учёных

Профилактика старости

Сегодня для борьбы со старением мы используем «подручные средства» – правильное питание, занятия спортом, одним словом, здоровый образ жизни. Но эти действия лишь немного отодвигают неизбежную старость. Более того, даже здоровый образ жизни – это не определяющий фактор. Так, рекордсменка-долгожительница, чей возраст составил 122,5 года, бросила курить в 117 лет. Поэтому целью работы международной группы учёных, ядро которой составляет лаборатория биоинформатики, является исследование прочих методов продления продуктивного периода жизни. Не случайно эти методы близки к онкологии.

Существуют различные виды раковых заболеваний, в том числе вызванные наследственным повреждением генома. Устранять же проще врождённые дефекты, чем накопившиеся с возрастом. Поэтому

«предотвращая старение, вы предотвращаете рак»,

– так считает бывший заведующий лабораторией биоинформатики, а ныне адъюнкт-профессор Московского физико-технического института Александр Жаворонков, выступивший на на пресс-конференции, посвящённой вопросам старения, 13 февраля в ФНКЦ.

С течением времени в геноме человека накапливаются различные модификации. Помимо рака они могут вызывать ещё ряд заболеваний: болезни Альцгеймера и Паркинсона, метаболические заболевания, такие как сахарный диабет, и другие расстройства. «Чем больше времени прошло – тем больше повреждений накопилось, – пояснил адъюнкт-профессор. – Наша задача – эти повреждения восстановить или затормозить процесс их накоплений». А для того чтобы разобраться, какие изменения несут наибольшие риски, все их надо «инвентаризировать».

Универсальный алгоритм

Учёные предлагают использовать для этого уникальную компьютерную технологию«ОнкоФайндер». Эта программа проводит геномный анализ сигнальных путей в здоровых и повреждённых клетках, а затем сравнивает их между собой. Технология с успехом применяется в онкологической отрасли для поиска индивидуальных препаратов для пациента.

Старение, по мнению учёных, это такая же «поломка» генома. Если сравнивать сигнальные пути в клетках молодых и старых пациентов, можно понять, какие именно участки работают хуже со временем и как с этим бороться. Исследователи подбирают фармацевтические препараты, которые минимизируют разницу между клетками. Затем верифицируют результат на клеточной линии или модельных организмах. Если результат подтверждается, дозу препаратов увеличивают, а если нет – переходят к новым. «Это очень дорогое, но очень полезное занятие, – признался Жаворонков. – И из него выходит большое количество статей».

Кроме того, учёные рассматривают разные типы старения – естественное и преждевременно, спровоцированное разными факторами, например, чрезмерным солнечным облучением. «Мы сравниваем генетические изменения, произошедшие в этих трёх случаях. Пока рано говорить о конкретных выводах, но к сентябрю мы планируем опубликовать первые результаты исследования», – рассказала интерн из Бразилии, приехавшая на практику в ФНКЦ Фабиан Польман де Атайде.

На практике

Существует несколько методов восстановить утраченную функцию органов.

Самым простым методом, который уже применяется, является фармацевтическое вмешательство и применение известных препаратов по альтернативному назначению.

«Допустим, известно, что какой-то препарат хорошо работает против диабета, может быть, мы смогли бы перепозиционировать как препарат для лечения онкологических заболеваний, – объяснил Жаворонков. – Известны примеры таких препаратов. Например, иммуносупрессоры, которые используются при трансплантации органов и тканей для предотвращения их отторжения. В ходе опытов на модельных организмах было показано, что они способствуют удлинению жизни и замедлению накопления возрастозависимых повреждений». Пока учёным известно лишь несколько таких препаратов, так что исследования в этом направлении очень перспективны.

Следующий уровень, который по оценке Александра Жаворонкова станет доступен через 15–20 лет, – это так называемая регенеративная медицина. Замена повреждённых или утративших свою функцию с силу возраста тканей и органов осуществляется с помощью трансплантации или активации эндогенных стволовых клеток.

Третье и наиболее сложное в реализации направление – это генная терапия. Понадобится массивная проверка и множество клинических испытаний, прежде чем этот вид терапии можно будет применять на практике. Это вмешательство в геном и увеличение его резистентности к различным стресс-факторам. «Мы, возможно, будем первым поколением, которое сможет увидеть очень далёкое будущее», – сказал Жаворонков.

Молодость души

Но старение, как известно, это не только физиологические изменения, но и накопление усталости и неудовлетворённости жизнью. С этими проблемами уже предстоит бороться специалистам другого профиля, а участники международной группы по исследованию старения от жизни не устали.

«Мне часто говорят, долгая жизнь – это здорово, но мне трёхсот лет будет достаточно, – сказала Фабиан де Атайде. – А я им на это отвечаю: сначала доживите до этого возраста, а потом поговорим».

У Александра Жаворонкова тоже есть своё секрет:

«Я умирать не собираюсь. А если мне станет скучно, для этого есть видеоигры: там вы всегда можете умереть. Они сегодня очень реалистичны».

Главная новость: 
0